Годжи картинка

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Купить настоящий бельгийский шоколад в Киеве Высокое


картинка годжи

2017-10-23 19:18 Нажмите, чтобы прочитать Доброе утро! Про кастрюлю никак не напишу, хотя протестировала Как заснуть при панике ночью Когда панические атаки по ночам не дают заснуть




Настоящая женщина даже ножками умудряется строить глазки.


Современные высокопоставленные политики имитируют патриотизм намного правдоподобнее, чем высококлассные проститутки - оргазм.






КАЛАМБУР О РЫБНОМ РЕСТОРАНЕ Ноу-хау дяди Пети Увеличивает прибыль. Но уха у дяди Пети Получается без рыбы!


ДАЧНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ Мой старинный друг бывший КГБэшник Юрий Тарасович, в последние годы почти безвылазно живет на даче. Его дочка Оксана считает себя очень умной и самостоятельной, а потому никогда не просит у отца ни совета, ни помощи. Упрямством она пошла в отца, а умом… в себя, наверное: «Папа, ну что ты можешь мне посоветовать, если у тебя даже нет камеры в телефоне?» Прошлой весной Оксана попала в серьезную аварию. Ехала на «зелёный» и в «бочину» протаранила посольскую машину набитую кучей негров. Обе машины под списание, негры тоже поломаны, но все живы, хорошо хоть сама осталась невредима. Беда в другом: поломанные негры в один голос кричали, что как раз они-то и ехали на «зеленый». Видеорегистраторов ни у кого не было. Слово против слова. К тому же у негров оказался очень ценный свидетель – офицер полиции, между прочим. В свой выходной день он сидел на улице за пластиковым столиком возле кафе, пил кофе и наблюдал перекресток как на ладони. Так вот, он клятвенно утверждал, что это негры ехали на «зеленый», а Оксана на «красный». Замаячили миллионные иски по возмещению вреда негритянского здоровья, не говоря уже о лишении прав. Юрий Тарасыч хотел было взвалить эту беду на себя, провести собственное расследование и разобраться что к чему, но Оксана отрезала: - Папа, не лезь ты в это дело, у тебя давление. Сиди на даче, футбол смотри. Сама разберусь. Может ты и был хорошим следователем, но когда это было? Сорок лет назад и в другой стране! Сейчас все другое! Совсем другая жизнь, в которой ты просто маленький ребенок! Все, не морочь мне, папа, голову и так тошно. Наняла Оксана опытного адвоката, тот похлопал крыльями, поклевал зерно, да и отказался, дескать, дело проигрышное, против нас целая, не самая маленькая африканская страна, да плюс еще и московский полицейский. Потом появился адвокат подороже, результат от него был примерно тем же, только он перед уходом склевал гораздо больше зерна. Приближался суд, Оксана все время плакала и Тарасычу, наконец удалось выудить из дочки кое-какие подробности дела. Каково же было всеобщее удивление и замешательство, когда главный свидетель - старший лейтенант полиции встал в суде и заявил: - Ваша честь, на разрешающий сигнал светофора ехала вот эта гражданка, а вот эти темнокожие товарищи на «Вольво», ломились на «красный», от чего и пострадали, а то что я на предварительном следствии показывал обратное, так это я недопонял вопроса следователя. Судья хлопнул молоточком и вынес решение в пользу Оксаны. Страховая компания сполна выплатила за убитую машину и даже посольство африканской страны выразило Оксане свои сожаления. Юрий Тарасович поздравил, похвалил дочку и спросил: - А почему, все же, свидетель изменил свои показания? - Да черт его знает? Может совесть заела, а может быть он увидел мою решимость, испугался и понял, что я этого так не оставлю, пойду до конца. - Может быть, может быть… И только мне Тарасыч по секрету рассказал «откуда ноги растут» За день до суда, он таки провел свое маленькое дачное расследование и потратил на него ровно 20 минут. Хватило всего трех звонков. Первым звонком он выяснил, что свидетель не просто московский мент, а по «чистой случайности», мент, который охраняет то самое посольство. Вторым звонком Юрий Тарасыч узнал, что в день аварии, с самого утра моросил дождик и кафе вообще не выставляло на улицу столиков. А третьим звонком Тарасыч потревожил самого мента и поведал ему о содержании двух предыдущих… Я уговариваю Тарасыча все рассказать Оксане, но старик упирается: - «Она у меня такая независимая и гордая, ей будет обидно…»